Александр Кольченко

Родился в 1989 году
Александр — гражданин Украины, родился в Симферополе (Крым), жил там же вместе с мамой и сестрой. Он работал грузчиком на почте, одновременно учился на менеджера в сфере туризма. По убеждениям Александр — анархист; он принимал участие в антифашистских и экологических акциях и в деятельности студенческого профсоюза.

С началом аннексии Крыма Кольченко сразу занял активную проукраинскую позицию, участвовал в собраниях, на которых обсуждали планы протестов против военного вторжения, а также в митингах и дежурствах возле украинских воинских частей. Ночью 18 апреля 2014 года он участвовал в поджоге офиса «Единой России»   — наблюдал за улицей, пока другие занимались собственно поджогом.

В середине мая 2014 года Кольченко арестовали и обвинили в участии в террористическом сообществе (ст. 205.4 Уголовного кодекса) и организации теракта (ст. 205 Уголовного кодекса). Кроме участия в поджоге 18 апреля, которое Александр признаёт, его обвиняют в попытке поджога офиса «Русской общины Крыма», которой произошёл несколькими днями ранее (Александр отрицает, что имеет к этому отношение). Вместе с Кольченко по делу проходил режиссёр Олег Сенцов, который вообще не присутствовал при поджогах, а также  Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний (оба признали вину и сотрудничали со следствием; Афанасьев позднее публично отказался от показаний, сказав, что дал их под пытками).
По мнению самого Кольченко, его адвокатов и правозащитников, участие в поджоге офиса ночью, когда там нет людей, никак не может быть названо терроризмом. Эти действия очевидно попадают лишь под статьи “Хулиганство” и “Умышленное уничтожение имущества” — именно так оценивались аналогичные поджоги офисов партии «Единая Россия» в разных регионах России. Максимальное наказание по этим статьям в три-четыре раза ниже, чем за теракт. Сам Кольченко называет поджог двери офиса правящей партии символическим жестом протеста, а не попыткой «устрашить население Крыма».
Ещё более надуманным является обвинение Кольченко в принадлежности националистической организации, тем более такой, как “Правый сектор”, уже после этих событий признанной в России террористической и запрещенной. У следствия нет никаких реальных данных, свидетельствующих о том, что Сенцов или Кольченко имеют к ней какое-либо отношение. Более того, по своим взглядам Кольченко – левый анархист, антифашист; национализм (даже умеренный) ему чужд.

Кольченко — не единственный политзаключенный, которого обвиняют в связях с “Правым сектором”. По словам правозащитников, эту организацию “навязчиво включают в обвинение, чтобы создать примитивный медийный образ националистической угрозы в Крыму.”

И Кольченко, и Сенцов являются гражданами Украины, никогда не меняли гражданство и не получали российский паспорт, тем не менее, во время следствия их называли российскими гражданами, а в приговоре их гражданство вообще осталось неназванным . Пока шел суд, к ним без лишних проблем допускали украинских дипломатических представителей, но после приговора это прекратилось. В колониях им запрещают встречаться с консулом, утверждая, что они граждане России и, кроме того, их не могут экстрадировать в Украину.

В июле 2015 года Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию, в которой потребовала от России незамедлительно освободить украинских граждан, которые незаконно удерживаются в России, в том числе Александра Кольченко. В поддержку активиста выступала “Международная Амнистия” и другие авторитетные правозащитные организации.

25 августа 2015 года Александра Кольченко приговорили к 10 годам лишения свободы. Он отбывает наказание в колонии строгого режима в Челябинской области.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.